БЛОГ НУРБЕЯ ГУЛИА

Вкусны арбузы, украденные у великих! (Рассказ)

Октябрь 11th, 2008

Сухумские эпизоды жизни К.М. Симонова

Нурбей ГУЛИА, профессор. Москва.

Симонов

Летом 1948 года мне довелось встречаться с Константином Михайловичем Симоновым. Я, в то время восьмилетний мальчик, отдыхал в Сухуми в доме моего деда - народного поэта Абхазии Дмитрия Иосифовича Гулиа. Там же в то время жил и брат моего отца - Георгий Гулиа, известный писатель и друг Константина Михайловича. Вот потому-то Симонов так часто наведывался в наш дом, где его очень радушно встречали. Еще бы - такой знаменитый на весь мир гость! Помню, моя бабушка Елена Андреевна даже брала в долг у соседей индюка, чтобы приготовить сациви для Константина Михайловича…
Я приезжал из Тбилиси, где учился, в Сухуми обычно в конце мая, на каникулы. И вот, приехав с мамой в 1948 году в дом деда, я обнаружил в сарае какие-то деревянные столбы, а под лестницей - мотки проволоки. Бабушка предупредила меня: “Не трогай проволоку, это для телефона самому Симонову Константину Михайловичу!”
Я был поражен - самому Симонову, великому Симонову, стихотворения которого мы учили в школе! Особенно мне нравилось его стихотворение “Митинг в Канаде”, где говорилось о том, как враждебно была настроена тамошняя аудитория при встрече Симонова, как он покорил ее своими первыми словами: “Россия, Сталин, Сталинград!”
Я, “как и весь советский народ” в то время, горячо любил Сталина. Я и сейчас его люблю, в первую очередь за то, что он был величайшим государем “всех времен и народов”, создавшим империю таких размеров и мощи, какая не снилась и Александру Македонскому. Настоящий “властитель полумира” - и грузин, что мне особенно льстило, - ведь я жил и учился в Тбилиси, и обе бабушки у меня - грузинки. (Спешу дополнить, что мать у меня - русская, причем из столбовых дворян). К тому же Сталин учился вместе с моим дедом - Д.И. Гулиа в Горийской духовной семинарии. Правда, дед был на пять лет старше Сталина. В школе я слышал, что поэт Симонов был любимцем Сталина, что еще больше возвышало Константина Михайловича в моих глазах. Симонов и мой дядя познакомились в январе 1947 года в Сухуми, во время пребывания там Константина Михайловича. Там же дядя передал Симонову рукопись своей повести “Весна в Сакене”. Повесть так понравилась знаменитому поэту, что он взял с собой моего дядю в Москву на пару месяцев и помог опубликовать повесть. В конце того же 1947 года Георгий Гулиа получил за эту повесть Сталинскую премию.
Дядя так рассказывал мне о присуждении этой премии. Повесть попала к Сталину - нетрудно, наверное, догадаться, каким именно образом это случилось! Вождь по своему обыкновению прочел повесть на ночь глядя и, уже ложась спать, спросил референта: “Повесть “Весна в Сакене” какой из писателей Гулиа написал, старый или молодой?” Сталин знал о существовании обоих писателей Гулиа, но не помнил, кого как зовут. Референт обещал к утру все разузнать и сообщить ответ вождю. Тем временем в сухумский дом, где проживали оба Гулиа - отец и сын, явилась охрана НКВД и приказала никому не покидать помещение. Бабушка рассказывала, что они всю ночь сушили сухари и собирали теплую одежду.
Наутро референт доложил вождю, что повесть написал молодой Гулиа. И спросил как бы невзначай: “А что, Иосиф Виссарионович?” “Ничего”, - позевывая отвечал Сталин, - хорошая книжка!”
Охрану сняли, а премию - дали.
Так вот, Симонов тогда строил себе дачу на Черноморском побережье близ Сухуми в местечке Агудзера.
Дед Гулиа
Дедушка был очень влиятельным человеком в Абхазии. Еще бы - народный поэт, создатель абхазской письменности, литературы и театра. Характерная деталь - в старой Абхазии жених и невеста до свадьбы не имели права разговаривать друг с другом. Дедушка нарушил это табу, создав “канонические” стихотворные обращения жениха и невесты друг к другу. И вот, знакомясь друг с другом, абхазские жених и невеста доставали листочки со стихотворными обращениями, написанными моим дедом на языке, письменность которого была создана им же…
Константин Михайлович знал все это и относился к моему деду с необычайным уважением, как, впрочем, и к бабушке, которой всегда при встрече целовал руку.
В действительности Симонова звали не Константином, а Кириллом. По-видимому, он переменил себе имя по той причине, что, сильно грассируя, он просто не мог произнести имя Кирилл. Грассировал он настолько сильно, что мне просто трудно было понять его речь. Впрочем, эта трудность усугублялась тем, что мне, как жителю Тбилиси, вообще было нелегко понять “акающих” москвичей. В то же время наши тбилисские слова: “звонит”, “поняла”, “кофэ” и это ужасное лакейское слово “кушать”, буквально шокировали интеллигентных москвичей.
Симонов в молодости и Симонов в зрелых годах - это внешне, а может быть, и внутренне совершенно разные люди. Мы хорошо знаем Симонова как суровой внешности седого человека с короткой стрижкой, весьма сдержанного и осторожного. Я знаю даже такую деталь - в зрелые годы Константин Михайлович укрывал домашний телефон особым звуконепроницаемым ящиком, тихо и устало приговаривая при этом: “Пусть отдохнет!”
Так вот, Симонов конца сороковых годов - это необычайно подвижный красавец, весельчак, шумный и громко хохочущий, отнюдь не худенький, с длинными черными вьющимися волосами и пышными черными усами. По Сухуми он ходил в шортах, чем шокировал абхазское население, даже на пляже не снимавшее черкеску с буркой или черный костюм со шляпой. Костюм Симонова дополнял цветной платок, повязанный вокруг шеи, и потрясающая бамбуковая трость толщиной если не с ногу, то с мускулистую руку. Сталинская трубка во рту завершала портрет Симонова.
Дядя Гулиа
Как-то он пришел к дяде в гости вместе с женой - тетей Валей, как я ее называл. Помню, как разволновалась моя мама, увидев “тетю Валю”. “Смотри и запоминай, - быстро шептала она мне, - это знаменитая актриса, это - сама Серова!” Но я тогда не понимал, насколько знаменита Серова, меня больше интересовал жизнеобильный весельчак Симонов - любимец Сталина.
Подарок, который он принес дяде, удивлял своей оригинальностью. Это была картина, писанная маслом самолично Константином Михайловичем, в хорошей рамке. Изображен был какой-то пейзаж с небом, рекой и то ли лугом, то ли лесом. Конечно же, рисунок был любительский. Но изюминка заключалась в надписях на картине. Через весь рисунок белыми большими буквами было неряшливо написано: “Прерода”. Да, да, именно “прерода”! На реке - надпись “Вада”, на небе - “Аблака”. Симонов, мой дядя, тетя Валя и мама до упаду хохотали над картиной, а потом торжественно забили в стену гвоздь и повесили пейзаж на самом видном месте. Еще бы - она собственноручно написана великим Симоновым. Безусловно, великим, а особенно в то время. Я сам видел, как моя мама читала его “Жди меня…” и обливалась слезами. Конечно, кроме таланта поэта, здесь причиной было и то, что отец мой пропал без вести на фронте, и сколько его ни ждала мама, он так и не вернулся…
А однажды мы - дядя Жора, Симонов, моя мама и я - побывали в ресторане “Лебедь”, что находится посреди пруда в Новом Афоне, близ Сухуми. Живописнейший ресторан: идешь к нему по узкому мостку через пруд, а вокруг островка на сваях, где располагались столики, плавали лебеди - белые и даже экзотические черные. Мы их кормили, и это не только не возбранялось, но и приветствовалось. Лебеди хватали пищу прямо с рук, и я так увлекся, что попытался ухватить одного из них за шею. И лебедь, с виду такая вроде мирная и спокойная птица, широко раскрыл клюв, замотал головой, страшно зашипел. Он даже больно ущипнул меня за руку, до крови. Я заревел и бросился бежать от агрессивной птицы под смех всех посетителей ресторана.
Все, конечно, узнали Симонова и бросали на наш столик любопытные взгляды. “Смотрите, Константин Михайлович, как все на вас обращают внимание”, - с провинциальной непосредственностью шепнула ему моя мама. “Что вы, Марго”, - ловко парировал ее Симонов, - “Это на вас все смотрят, ведь вы такая красивая женщина!” Я запомнил, как зарделось лицо у мамы, действительно тогда очень красивой женщины, похожей на киноактрису Дину Дурбин. Еще бы - ей сделал комплимент сам Симонов - кумир женщин того времени!
Администратор ресторана, безусловно, тоже узнавший Симонова, подошел и вежливо поздоровался с нами, а потом подослал к нашему столику, наверное, самого опытного официанта - таких официантов я видел только в кино. Это было отнюдь не “лицо кавказской национальности”, а славянской внешности, вымуштрованный, как робот, стройный человек с полотенцем через левую руку. “Земной шар к вашим ногам!” - поклонившись, сказал он, приняв заказ. Я больше нигде и никогда ни от кого не слышал подобной фразы. Надо же придумать такое: “Земной шар к вашим ногам!”
Пили розовое абхазское вино “Лыхны” - слабенькое и сладковатое, закусывали красивейшими фруктами, кажется, персиками и арбузом. Наверное, был и шашлык, но не уверен, я его не ел. Разговор Симонова искрился юмором, он рассказывал какие-то смешные истории и анекдоты, смысл их я не понимал, но в них мелькали фамилии, очень известные в то время. Дядя Жора в голос хохотал, а мама все краснела и краснела, потупив взор…
Помню, когда трапеза была закончена и дядя Жора расплатился, щедро дав официанту на чай, Симонов вдруг достал бумажник и, быстро отсчитав несколько крупных купюр, по-видимому, превосходящих стоимость всего заказа, картинным движением вручил их официанту. Тот так оторопел, что стоял вытаращив глаза, забыв даже поблагодарить. Да и дядя не знал, что предпринимать - добавлять еще или уходить. Симонов громко захохотал над этой “немой сценой” и, обняв за плечи дядю Жору и маму, повел нас к машине, ожидавшей с водителем на улице. Официант семенил впереди нас, расчищая дорогу, и все кланялся, а потом, когда машина уже отошла, долго махал нам рукой вслед…
И еще один случай произошел несколькими годами позже, когда мне было уже лет двенадцать, то есть году в 1952-м, в конце августа. Дядя должен был заехать на дачу к Симонову в Агудзеры по какому-то делу и взял меня с собой. Машину “Победа” вел шофер - дядя Гриша, большой шутник. Мы приехали на дачу под вечер, уже темнело. Встретила нас тетя Валя Серова, от нее так и веяло добротой и уютом. Дядя Жора вошел в дом, тетя Валя звала и меня, но я отказался, а зря. Не мучила бы меня совесть сейчас за тот вечер…
А дело, за которое я краснею до сих пор, обстояло так. Тетя Валя послала своего сына поиграть со мной на дворе. Это был очень подвижный полный мальчик, мой ровесник или немного старше. К сожалению, не запомнил его имени. Мальчик тут же спросил меня: “Ты за Хомича болеешь?” Я не сразу понял, о чем речь, и переспросил: “А кто это такой - Хомич, и почему я должен болеть?” Оказалось, что Хомич - это знаменитый в то время футбольный вратарь, а слово “болеть” в его спортивном смысле тогда в Тбилиси было не в ходу. Мои товарищи говорили обычно “прижимать” вместо “болеть”.
Сейчас, например, дико слышать такое выражение: “Ты за кого прижимаешь?” - но именно так и говорили. Во мне заговорил дух противоречия, и я решительно ответил: “А я прижимаю за Шудру!” Шудра - это тоже был известный вратарь, но кажется, тбилисского “Динамо”.
“Тогда давай драться!” - как-то миролюбиво предложил мне мальчик. Выросший на Кавказе, я долго себя уговаривать не дал, а молниеносно нанес мальчику удар в нос. У того так и хлынула кровь, он зажал нос пальцами и, хныкая, побежал домой. А я понесся к машине под защиту дяди Гриши, так как решил, что сейчас Константин Михайлович выбежит из дома и, ругаясь, начнет бить меня в отместку за сына. Во всяком случае так обязательно поступил бы любой отец в моем родном дворе в Тбилиси. Но Симонов почему-то так и не выбежал бить меня; более того, дядя Гриша, хитро подмигивая, увел меня в огород Симоновых воровать арбузы, которые он уже там присмотрел. Что мы, по кавказскому обычаю, и сделали.
Скоро вышел дядя Жора, и мы уехали. По дороге он укоризненно смотрел на меня и приговаривал: “Показал-таки свое тбилисское воспитание!” На что я возражал, дескать, сухумское не лучше… Знал бы дядя Жора, что мы везем под задним сиденьем ворованные симоновские арбузы!
И тем же вечером дядя Гриша и я убедились, насколько вкусны ворованные арбузы, особенно украденные у великих людей!

Источник: http://www.redstar.ru/2002/04/27_04/5_01.html

Русский перевод известной еврейской песни “Хава нагила”.

Октябрь 10th, 2008

Представляю русский перевод известной еврейской песни “Хава нагила”.
Основное внимание при переводе было уделено не столько созвучию слов на иврите и русском, сколько выражению лейтмотива песни - веселья, радости, ликования, жизнеутверждения, любви друг к другу. Ведь, если отбросить многочисленные повторы, подстрочник перевода песни с иврита на русский будет выглядеть примерно так: “Давайте веселиться и ликовать, давайте петь и радоваться; пробудитесь, братья, с радостью в сердце!”.
Надеюсь, что русские слова помогут русскоязычным исполнителям и слушателям проникнуться замыслом песни с сохранением её ритма.
Автор свободного перевода с иврита - профессор Н.В. Гулиа
Будет веселье,
Будет веселье,
Будет веселье,
Радость и жизнь!
(повторить куплет один раз)
Пойте на радость нам,
Пойте на радость нам,
Пойте на радость нам,
Песни любви!
(повторить куплет один раз)
Братья, сестры, братья, сестры -
Ну-ка быстро просыпайтесь, ну-ка разом поднимайтесь,
Ну-ка вместе собирайтесь и друг другу улыбайтесь -
Будем петь, будем петь - пить, любить и жить!

Супермаховики - накопители кинетической энергии

Октябрь 10th, 2008

Электрические мельницы прогресса, или С мечтой о вечных аккумуляторах

Дата: 15 июня 2004

Источник публикации: Электрические мельницы прогресса, или С мечтой о вечных аккумуляторах - Компьютерра-Онлайн

Привыкнув пользоваться электронными устройствами, которые во множестве окружают современного человека, мы уже и не задумываемся о том, что питает их и делает полезными для нас.

Многие считают, что розетка в стене - единственный источник электричества, а в дороге телефоны и портативные компьютеры должны питаться от электрохимических аккумуляторов. Сегодняшние компьютеры построены на электрических принципах, так уж сложилось в середине прошлого века. В ноутбуках и КПК используются электрохимические аккумуляторы. И даже новейшие разработки - топливные элементы - тоже основаны на электрохимических процессах.

Между тем, эти источники энергии, хоть и считаются очень перспективными, до сих пор уступают в энергоёмкости изобретению советского учёного - супермаховику из композитных материалов.

Сегодня создатель супермаховика Нурбей Владимирович Гулиа - преподаватель Московского государственного индустриального университета (бывший автомобилестроительный ВТУЗ ЗИЛ - МАСИ), доктор технических наук, профессор, заведует кафедрой МГИА. Долгое время Н.В. Гулиа входил в состав жюри телепередачи “Это вы можете”, в которой изобретатели и рационализаторы со всего Советского Союза демонстрировали свои творения в области техники.Первый маховик, принципиально отличающийся от привычных нам массивных дисков, был сконструирован изобретателем Нурбеем Гулиа ещё тридцать лет назад и представлял собой текстолитовую катушку с намотанной на неё металлической лентой.

Чуть позже профессору пришла в голову мысль использовать вместо ленты композитную нить, обладающую гораздо большей прочностью и меньшим весом. Так был достигнут рекорд энергоёмкости - супермаховик оказался способен запасать больше энергии на единицу массы (5-15 мДж/кг), чем все известные накопители энергии - электрохимические аккумуляторы, конденсаторы, пружины… Это объясняется тем, что супермаховик можно разогнать до огромных скоростей, причём “зарядка” такого накопителя происходит очень быстро.

В 1983 году Н.В. Гулиа получил первый в мире патент на супермаховик. А продолжив исследования в области кинетических аккумуляторов, изобретатель довёл число своих авторских свидетельств до трёх с лишним сотен и написал два десятка книг.

Ещё одна особенность супермаховика: в отличие от своих предшественников он совершенно безопасен. Разрыв традиционного маховика превосходит по мощности взрыв тротилового заряда такой же массы.

Разрыв промышленного маховика в стенах фабрики эпохи становления капитализма приводил к чудовищным разрушениям и человеческим жертвам. В отличие от него, композитный маховик не разлетается на куски, даже разорвавшись на огромной скорости.

Экологическая безопасность также соблюдена: составляющие электрохимических аккумуляторов могут нанести ущерб природе и требуют специальных мер по переработке, а компоненты супермаховиков совершенно безвредны. К тому же, маховикам не свойственно терять ёмкость и после сотен тысяч циклов накопления/отдачи энергии.

Спустя годы изобретение Н.В. Гулиа повторили американские инженеры. И сегодня заморские компании вводят в строй промышленные системы хранения энергии, в основе которых лежат маховики, вращающиеся в вакууме. Они разгоняются с помощью электромоторов, которые затем служат генераторами, превращая энергию вращения маховиков в электричество. Это не всегда композитные маховики: промышленные накопители не ограничены в размерах и поэтому могут быть изготовлены из металла, что снижает их стоимость, но увеличивает габариты.

Фирма AFS Trinity выводит на рынок источники бесперебойного питания Flywheel Power System, предназначенные для корпоративного применения. Маховичные накопители серий M3 и M4 могут хранить 420-2000 кВт энергии и выдавать 650-900 вольт постоянного напряжения в течение 15-25 секунд. Кинетические ИБП можно объединять в сети, повышая, таким образом, надёжность системы питания.

Компания SatCon Power Systems предлагает линейку накопителей Starsine, обеспечивающих поддержку питания в течение 12 секунд. Модели различаются энергоёмкостью (315-2200 кВА) и выходным напряжением (380-4160 вольт). Их монолитные стальные маховики вращаются со скоростью 1800-1980 об./мин. и начинают отдавать энергию через две секунды после падения напряжения в сети. Правда, выработка напряжения начинается ещё позже, спустя 5-6 секунд, когда сработает система сцепления, и запустится генератор.

Кстати, вопрос отъёма энергии у бешено вращающегося маховика тоже занимал профессора Гулиа, и он нашёл решение этой проблемы. Будучи конструктором автомобилей, профессор искал способ прямой передачи момента вращения от оси маховика на трансмиссию транспортного средства. Ведь каждое преобразование энергии чревато её потерями и снижением КПД механизма, так что использовать принцип электромагнитной индукции было нежелательно. Ответ подсказал катушечный магнитофон, приёмная бобина которого в конце воспроизведения плёнки вращается значительно медленнее подающей. Это связано с тем, что диаметр витков на последней в этот момент почти равен диаметру ступицы, а на приёмной бобине витки плёнки уже достигают краёв обода.

Разработанный Гулиа механизм можно описать как две часовые пружины, крепящиеся в центре к оси маховика, а на периферии - к ободу, передающему вращение на трансмиссию автомобиля (см. схему). Таким образом маховик отдаёт энергию постепенно, наматывая пружины на вал и всё быстрее раскручивая обод. По сравнению с обгонной муфтой этот механизм должен иметь большую надёжность и меньшую стоимость, так как состоит из меньшего числа деталей.

Одна из последних разработок Гулиа - бесступенчатый вариатор, в котором используется “эффект стекленеющей смазки”. Это заменитель коробки передач, запатентованный докторами Н. Гулиа и А. Западинским: в зависимости от давления в механизме смазка твердеет или размягчается и по-разному передаёт момент вращения. Устройство получилось экономичнее и компактнее существующих коробок передач, а изменение скорости авто происходит очень плавно.

Компания Active Power выпускает накопители CleanSource, в которых маховики объединены с мотором/генератором в один агрегат. И в этой разработке реализованы в металле идеи профессора Гулиа. Чтобы снизить потери на трение, инженеры Active Power применили магнитную подвеску, придуманную Гулиа несколько десятилетий назад (см. схему).

На оси маховика (3) укрепляется кольцевой постоянный магнит (1), под ним располагается второй магнит (2), отталкивающий первый и позволяющий маховику опираться лишь на магнитное поле. Если ещё и откачать из системы воздух, можно радикально снизить сопротивление вращению маховика. А для того чтобы вывести вращательный момент из герметичного устройства, пригодится магнитная муфта, ещё одно изобретение профессора Гулиа. Она сравнима с обычным сальником, но обеспечивает надёжную герметизацию посредством магнитной жидкости - коллоидной взвеси частиц ферромагнетика, удерживаемых в муфте кольцевым магнитом.

Разработки в области маховичных накопителей энергии ведутся и в NASA. Маховики давно применяются для управления положением спутников, теперь же аэрокосмическое агентство намеревается добавить гироскопам космических аппаратов ещё одну функцию - аккумулирования энергии.

Сейчас ещё идёт тестирование этих вестибулярно-энергетических комбайнов, но есть и несколько уже завершённых проектов. Например, в Исследовательском центре имени Гленна и Космическом центре Джонсона создана маховичная энергетическая установка для МКС, заметно превосходящая использовавшиеся ранее никель-водородные аккумуляторы. Маховики могут запасать 5,5 кВт*ч энергии против 4,6 кВт*ч у электрохимических аккумуляторов, при этом срок их службы оценивается в 15 лет, а батарей - в 5-6 лет.

Что же до профессора Гулиа, то и ему довелось изобрести вещь, полезную для космонавтов, а не только для водителей автомобилей. Используется в ней, конечно же, маховик, который среди прочих достоинств обладает свойством безынерционности. Маховичная дрель или гайковёрт - очень удобная вещь на орбите. Обычный инструмент с электромотором, будучи включен в невесомости, неизбежно заставит космонавта вращаться вокруг оси двигателя вследствие реактивного момента. Тут уж не до работы, не улететь бы во Внеземелье. Инструмент же с маховичным приводом лишён этого недостатка, а также в силу гироскопических свойств может сам выдерживать направление сверления.

Сегодня неугомонный профессор живёт и здравствует, и 65 лет возраста ему не мешают заниматься штангой и моржеванием, но самое главное - творить и претворять свою мечту в реальность. Ученики Гулиа востребованы в странах Запада, сам же профессор остаётся на родине и продолжает попытки внедрения своих изобретений в России. Тем временем, в Америке и Европе уже выходят на дороги автомобили с маховичными накопителями и бесступенчатыми вариаторами, возводятся инерционные хранилища энергии, реализуются и приносят прибыль идеи Нурбея Гулиа.

Генеалогическое дерево Гулиа Нурбея Владимировича

Октябрь 10th, 2008

С отцовской стороны:
прапрапрадед ( прадед деда Н.В. Гулиа - Дмитрия - основной фигуры в родословной ) Дгур Гулиа, родился в конце 18 века в селении Уарча Сухумского военного отдела (нынешняя Абхазия). Там же родились и жили прапрадед Тыкуа Гулиа и прадед Урыс Гулиа ( после крещения Иосиф). В том же селении родился и дед - Дмитрий Иосифович Гулиа ( 1874-1960) - народный поэт Абхазии, основатель письменности, литературы и театра своего народа, побывал в турецком плену, учился в семинарии г. Гори в одно время с И.В. Сталиным.
Бабушка - Елена Андреевна, урождённая Бжалава.
Отец - Владимир Дмитриевич Гулиа ( 1914-1942 ) , инженер - дорожник, погиб в Великой Отечественной Войне.

С материнской стороны:
Прапрадед - Кузьма Егоров ( родился в первой половине 19 века), потомственный дворянин, граф, полковник, служил в г. Батуме, Тифлисской губернии.
Прадед - Тарас Кузьмич Егоров, полковник, служил там же.
Прабабка - Мария Константиновна - грузинка по происхождению.
Дед - Александр Тарасович Егоров ( 1889-1963) , банкир, после установления советской власти -бухгалтер, жил в г. Тбилиси.
Бабушка - Нина Георгиевна , урождённая Гигаури ( 1892-1967).
Мать - Маргарита Александровна, урождённая Егорова, преподаватель ВУЗа (1913-2001 год)

Нурбей Владимирович Гулиа женат: жена Тамара, две предыдущие жены - Лили(Гвелесиани) и Ольга (Филатова), проживают сейчас соответственно в Подмосковье и Нью - Йорке.

Прадед и прабабушка Нурбея Гулиа с материнской стороны - суровый горец и “аидиш киндер”. Позвольте, позвольте: если прабабушка по материнской линии - еврейка, то и бабушка и мама и сам Нурбей - тоже… Нет, так можно далеко зайти!

Дед Нурбея - отец мамы - граф Александр Егоров в бытность гимназистом. Осанка, что и говорить, графская…

Бабушка Нурбея по материнской линии - Нина со своим братом. Последний знаменит тем, что сумел арестовать известного “экспроприатора” Камо - Тер-Петросяна. В царское , разумеется , доброе время…..

Отец и мама Нурбея - Владимир и Маргарита.

Малыш Нурбей на руках у бабушки - мамы отца. Слева - известный писатель Георгий Гулиа - дядя Нурбея, справа создатель письменности, литературы, театра и т.д. и т.п. абхазского народа - Дмитрий Гулиа - дедушка Нурбея. Еще правее - мама Нурбея - русская красавица Маргарита.

О еврейском винопитии, таинствах стихотворного перевода и “проспиртованных” мозгах (эссе)

Октябрь 9th, 2008

Боже, какие непохожие темы объединены здесь в единый заголовок, прямо эклектика какая-то! - подумает читатель и окажется неправ. Все три темы имеют непосредственное отношение к изложенному ниже.
Начну с последней темы: “проспиртованные мозги” - это у меня. По крайней мере, так заключил мой анонимный критик под партийной кличкой “Игорь”, которому не понравился мой перевод на русский язык известной еврейской песни “Хава Нагила” (смотрите http://lit.lib.ru/comment/g/gulia_n_w/hawanagila в библиотеке Максима Мошкова). Отсюда же и вторая тема заголовка - таинство стихотворного перевода. А первая тема названа так потому, что “Игорю” не понравилось то, что в моём стихотворном переводе встречается слово “пить”, которого нет в подстрочнике перевода. Раз в подстрочнике нет слова “пить”, то не надо приписывать еврейскому народу эту пагубную привычку. Есть только слова: “давайте-ка”, “проснёмся с радостью в сердце”, “возрадуемся”, “возвеселимся”, “споём”. А сама песня донельзя проста и бесхитростна:
Давайте-ка возрадуемся!
Давайте-ка возрадуемся да возвеселимся!
Давайте-ка споём!
Давайте-ка споём да возвеселимся!
Просыпайтесь, братья!
Просыпайтесь, братья, с радостью в сердце!
Вот так: братья проснулись, возрадовались, возвеселились и, видите ли, запели, причём с радостью в сердце! И не выпили при этом ни граммулечки? Не верю! - подражая Станиславскому, скажу я. Это - не мои братья! Мои, как проснутся - сперва выпьют, а потом уж возрадуются, возвеселятся и споют с радостью в сердце! У меня есть брат - настоящий еврей, причём гражданин Израиля, так если он вдруг проснётся и тут же, не выпив нисколько, возрадуется, возвеселится и запоёт с “радостью в сердце”, то я сразу же вызову для него скорую психиатрическую помощь! Точно так же прошу поступать и со мной, если я вдруг поведу себя аналогично. Хотя формально я не еврей, а абхаз - говорят, по носу заметно. Не знаю, как те народы, которым религия запрещает пить (вернее знаю - пьют ведь, как сапожники!), но русский с евреем - братья навек - никогда стопочкой не пренебрегали. Особенно штофчиком прекрасного израильского красного вина!
Когда я рассказывал моему брату про то, как меня критикнул “Игорь”, то он рассвирепел и только спросил: - Кто этот “Игорь” - аид или гой? (еврей или не еврей?). Я ответил, что, наверное, аид, раз так защищает евреев от пьянства. Тогда брат высказался (пишу с его слов, письменную версию он не представил; я же идиш знаю плохо):
- Мишуген аид! (Сумасшедший еврей!). Вус эпес махт аид? Аид тринких! (Что делает еврей? Еврей выпивает!). У этого “Игоря” - поц ликт ауф дер пунем! (что-то со лбом неладно, непонятная игра слов какая-то.) Он, наверное, такой культурный, что его хочется спросить: дайне моме лози какен мит розен? (что, твоя мама какает только розочками?). Киш мейн тухес, азох ан вэй! - общепонятно завершил свою пламенную речь братец.
Из речи моего любимого брата я понял, что евреям очень и очень не чужда выпивка (чтоб я так жил!).
Чувствую, что “Игорёк” мне не верит. Доказываю. Это доказательство относится к первой теме моего заголовка: “О еврейском винопитии”.
Перенесёмся почти на сто лет назад. Бальфурская Декларация о праве Ишува - еврейского поселения на самоопределение (Британский мандат, декабрь 1917 года) вызвала буквально, эйфорическую радость еврейского народа. Ещё бы - многовековое владычество Турции не оставляло никаких надежд на самоопределение. И вот - свершилось - забрезжила свобода! Народ радовался, ликовал, уверяю вас, что при этом были многочисленные возлияния, тосты “Лехаим!” за англичан и их деяния. Народ пел восторженные праздничные песни, и по непререкаемой древней еврейской традиции под эти песни полагалось осушать не менее трёх стаканов вина.
Вспомним праздник Пурим, посвящённый чудесному спасению евреев в царстве Артаксеркса, когда злодей Аман решил их всех истребить. Но праведник Мардохей помешал этому и пострадал сам Аман. Так вот, на Пурим взрослым евреям предписано напиваться пьяными, буквально до бесчувствия, так, чтобы “не суметь отличить злодея Амана от праведника Мардохея”. Что, собственно, народом с удовольствием и выполняется каждый Пурим.
Идём далее - на еврейскую Пасху в пасхальный седер (уложение) было принято выпивать четыре полных бокала вина, причём лёжа на боку, как у “свободных людей”. Веско сказал об этих возлияниях великий Шмуэль рабби Йехуде: “Хватай и ешь, хватай и пей!”. Причём не забывали и святых - во время пасхального седера на праздничный стол ставился ещё один бокал с вином - для Ильи Пророка. Даже еврейские святые не брезговали винопитием!
По самым разным поводам, а особенно по праздникам, если поднимался бокал с вином, евреи произносили “брахот” - молитвы благодарения и хвала Богу. Даже начало нового месяца “рош ходеш” отмечали праздничной трапезой, разумеется, с возлияниями за богато накрытым столом.
Можно ли поверить, что в такие дни, когда эйфорическая радость охватила население, оно обходилось без праздничных возлияний? Я бы в это не поверил! Тем более, что праздник так похож на Пурим - то же чудесное спасение!
Обратимся теперь к глубокой древности, к книгам Моисеевым. Вот всем известный Ной - основатель двенадцати колен Израилевых, из которых по линии Иуды - сына Иакова, произошёл и сам Иисус Христос. С кого же брать пример евреям, если не с Ноя? Так этот уважаемый основатель всего еврейского народа напивался до бесчувствия, лежал голым в шатре, где его и “обхамил”, а говорят, и обесчестил, его же сыночек Хам (вот откуда это имя стало нарицательным!). Чтобы меня не обвинили в страшной клевете, сошлюсь на авторитетный источник, из которого я заимствовал всё вышесказанное про евреев: Михаил Вольпе, “Евреи от и до”, М., Зебра Е Альта Принт, 2005, 655 с.
Обратимся опять к Библии, к первой Книге Моисеевой “Бытие”, гл. 19. Речь пойдёт о Лоте, племяннике Патриарха Авраама.
Старшая дочь Лота говорит младшей: “Итак, напоим отца нашего вином, и переспим с ним… И напоили отца своего вином в ту ночь и вошла старшая и спала с отцом своим, а он и не знал, “когда она легла и когда встала”. А на следующий день беднягу Лота напоили снова и легла с ним уже дочь младшая. Это надо же так - напиться до такой степени, что не ведать с кем “спишь” и что в это время вытворяешь? Что ж, дочери благополучно родили детей, и пошли от них народы - Моавитяне и Аммонитяне. Выходит, и после Ноя, пить евреи не прекратили! Интересно, что даже в славной своим винопитием Грузии, пьяницы называются “лоти” - по имени еврея Лота!
Но это всё язычники, а как же смотрел на это сам Иисус Христос? Из Евангелий известно, что когда на свадьбе апостола Симона Кананита вино закончилось (пили, видимо, на славу!), и Иисус Христос, превратив воду в вино, добавил его пьющим. И что ж, пили и похваливали! И во время Тайной Вечери ведь тоже пили, причём чашами!
И ничего, не спился еврейский народ, напротив - стал одним из самых талантливых и жизнеспособных в мире!
А теперь, узнав об отношении евреев к винопитию, перейдём опять к песне “Хава Нагила”. Сочинил слова этой песни, причём сочинил наспех, так как готовился к необыкновенному по пышности праздничному концерту в Иерусалиме, некий Авраам Цви Идельсон. Он руководил хором на этом концерте, был очень занят, и хотя слова песни получились бедноватыми по смыслу, они больше не менялись. Конечно же, эмоции народа, поющего эту песню и переживающего все события, в это время происходящие, были многократно богаче. Другие народы, не переживавшие это, по словам песни могут не понять тех эмоций, того настроя. Поэтому я в своём “свободном” переводе позволил себе, не отклоняясь от ритма и мелодии песни, количества стоп в строке, включить туда подходящие новые слова, по мере возможности отражающие происходившие тогда события с еврейским народом. Вот эти слова - “любить”, “жить”, “песни любви”, “вместе собирайтесь”, “сёстры”, и конечно же, “пить”. Ибо, какой же великий праздник еврейского народа без тостов - без “брахот”, без “лехаим”?
Полный текст моего русского перевода, повторяю, находится тут же - в электронной библиотеке Максима Мошкова.
Мне пришлось читать заметки одной журналистки - не буду называть фамилии, чтобы не обидеть её - в журнале “За рубежом” Љ 20, 2008 г. Там, с упорством, достойным лучшего применения, проводится идея, что израильские евреи и россияне - совершенно иные люди, в частности, по отношению к винопитию. И если россияне постоянно пьянствуют, то израильтяне “в рот не берут” спиртного, даже в праздник Пурим, когда евреям “предписано” напиваться. Да и на другие праздники евреям рекомендуется пить не менее трёх-четырёх бокалов вина за богато накрытым столом (см. выше). Я, кажется, догадываюсь где ошиблась журналистка - она попала в мусульманский район Израиля, где населению действительно запрещено потребление алкоголя. Да и пляж, где она не заметила ни одного выпившего, но люди активно курили кальяны, видимо, тоже был мусульманским!
Ну, положим, выпить немного красного вина гораздо полезнее, чем губить себя кальяном. Куривал я эти кальяны с друзьями ещё в детстве в Грузии. Во-первых, мы туда не табак набивали, а “травку”: кальян - не сигарета, там не очень-то видно, что ты куришь. Вспомните классику: “Забил в кальян я травку туго и думал - угощу-ка друга!”. Шутка, конечно! А “травка”, называемая коноплёй, в Грузии, да и в других тёплых странах, на каждом пустыре растёт. Во-вторых, в кальян мы заливали не воду, а чачу, иногда и спиртик. Вдохнёшь этой смеси - и можно с таким кальяном хоть на сорокаградусной жаре сидеть, на том же пляже - всё будет до фени! Иначе, кому в голову придёт неторопливо курить кальян на раскалённом израильском пляже?
Мои израильские друзья, мой брат, в частности, с гневом опровергли эту клевету. Они, между прочим, напомнили, что в Израиле проживает огромное количество выходцев из России - они что, тоже разом бросили пить, судя по словам этой журналистки? Нет, точно, она побывала в мусульманском районе и на мусульманском пляже!
Перейдём теперь ко второй теме - таинствам стихотворного перевода. Прежде всего, ещё раз напоминаю, что перевод, особенно стихотворения, песни - это не подстрочник. Всегда учитывается ментальность носителей языка, на который переводят. Например, в переводе на хинди там, или урду с английского не стоит отмечать того обстоятельства, что бифштекс с кровью был из говядины. А на арабский - что шашлык был из прекрасной свинины. В известной песне на слова Расула Гамзатова “Журавли” говорится о том, что убитые в боях солдаты превращаются в белых журавлей, а ведь в его стихотворении вообще нет слова “солдаты”. Есть, правда, слово “джигиты”, но это вовсе не солдаты. Согласно словарям иностранных слов, джигит - это лихой наездник, удалец, а вовсе не солдат регулярной армии. Поэтому слово “пить” для менталитета русского человека соответствует представлению о веселье, празднестве, а особенно о хоровом пении на этом празднестве.
Мой дедушка - Дмитрий Гулиа, был народным поэтом Абхазии, его стихи часто переводили на другие языки, чаще всего на русский. И я имел возможность видеть, как это делается. Но думаю, лучше самого Расула Гамзатова это не опишешь. Я сам слышал, как он со смехом рассказывал об этом на одной из встреч с моим дедом. Какому-то кавказскому переводчику принесли подстрочник стиха на аварском языке и попросили перевести на русский. Подстрочник был таков: “Утро; туман рассеялся; пастух перегоняет отару на новое пастбище”. Переводчик выдаёт перевод стихотворения на русский:
Рассеялся в горах туман,
Сияет солнце впереди,
Своих баранов, о, чабан,
Ты прямо в коммунизм веди!
Есть ли что-нибудь общее с подстрочником?
Другую притчу, или скорее анекдот о переводе стихов, рассказывал уже мой дядя - писатель Георгий Гулиа - тогда член редколлегии “Литературной газеты”. Приносит деревенский кавказский поэт стихотворение, где есть такой куплет:
Ты приехал к нам в колхоз -
Водки, девок нам привёз!
Дают переводчику “причесать” этот куплет, и тот выдаёт:
Я помню чудное мгновенье,
Передо мной явилась ты!
Вот вам и правда о таинствах стихотворного перевода. А чтобы убедиться в этом самим, возьмите перевод какого-нибудь стихотворения на русский, выполненный двумя разными переводчиками, и сравните их - много ли общих слов и фраз вы там найдёте?
И, наконец, возвращаюсь к третьей теме - к моим “проспиртованным мозгам”. Да, я пью! И горжусь этим! Во-первых, пью “на свои” и в долг не беру! Во-вторых, пью по праздникам, а у меня праздник - каждый день! Потому, что живём мы в свободной России и пусть хоть кто-нибудь возразит мне!
Да, про алкоголь. Я подсчитал, что за годы моей жизни я выпил ещё меньше половины положенного мне, как абхазу. Но я уже уничтожил” - перевёл в юмор и мочу - две автомобильные или половину железнодорожной цистерны вина. И это вино не досталось другим, более слабым особям. Так я спас, наверное, с десяток “слабаков”, в том числе, уж точно, нашего “Игоря” - борца с пьянством! А он меня ещё критикует!
А теперь серьёзно. Я считаю, что своим высказыванием о моих “проспиртованных мозгах” аноним “Игорь”, ибо он не назвал своей фамилии и координат, нанёс мне моральный ущерб. Читатели могут подумать, что если у меня мозги действительно “проспиртованные”, то нечего читать мои книги, в том числе размещённые в библиотеке Максима Мошкова. А также изучать мои монографии, учиться по моим учебникам, “внедрять” мои изобретения, и т.д. и т.п. Поэтому, позвольте в своё оправдание кратко назвать хотя бы какие-то мои свершения для блага народа, достигнутые своим “проспиртованным” мозгом.
Я - автор свыше тысячи научных трудов и патентов в разных странах мира, около тридцати монографий и учебников, четырёх художественных книг, представленных, кстати, и в библиотеке Мошкова. Доктор наук, профессор, академик Международной академии экологии. Заведующий кафедрой одного из московских государственных университетов. Главный конструктор компании “Комбарко”, выпускающей изобретённые мною же вариаторы. Несмотря на потребление вина (преимущественно красного - испанского, итальянского, французского, кипрского и аргентинского), а может, и благодаря этому, уже свыше полувека тренируюсь со штангой, хотя уже не выступаю. “Моржуюсь”, заплываю под лёд. В общем, веду активный образ жизни. Так что, читатели, не верьте “Игорям” - не так уж и “проспиртованы” мои мозги. А если наш “Игорь” - человек порядочный, то пусть назовёт себя полностью и перечислит свои жизненные свершения, которых он достиг благодаря своим “кристально чистым” мозгам, не вкусившим даже запаха алкоголя!
В заключение приглашаю читателей посетить мой сайт: www.nurbei.narod.ru, где можно не только прочесть, но кое-что и посмотреть!

След. »

Архивы

Рубрики

Хостинг Majordomo.ru