БЛОГ НУРБЕЯ ГУЛИА

Аннотация и глава из книги “Русский декамерон или о событиях загадочных и невероятных”: Внутриутробная память. Личный опыт автора.

Октябрь 7th, 2008

Обложка книги

Нурбей ГУЛИА

РУССКИЙ ДЕКАМЕРОН или О СОБЫТИЯХ ЗАГАДОЧНЫХ И НЕВЕРОЯТНЫХ

Аннотация

В книге рассказывается о загадочных и таинственных случаях, происшедших с автором, жизнь которого оказалась весьма богатой на них. Автор – доктор наук, профессор, подвергает эти случаи научному анализу, классифицирует их, а, где можно, даёт им и объяснение. Существенное место в книге уделено парадоксальным комическим ситуациям, в которых часто оказывается автор. Книга написана живым, разговорным языком; автор предельно откровенен с читателями.

Об этой книге и её авторе

Кажется, что Природа избрала этого человека полигоном для своих опытов по всему необъяснимому, необыкновенному, таинственному… Чего только ни случалось с ним в жизни – он был объектом колдовства и магии, он встречался с призраками и привидениями, в основном, благожелательными к нему. Он проклинал, бывал проклят и сам, слышал голоса судьбы и видел её указующие персты; даже секс в его жизни был полон чего-то необычного и таинственного. А сколько непостижимых, парадоксально-комических историй приключалось с этим человеком! И ничего – он жив, здоров, спортивен. Он – наш современник, доктор наук, профессор, академик одной из Международных Академий. Нурбей Гулиа – автор около тысячи научных трудов и изобретений, десятков научных, научно-популярных и научно-художественных книг. Он частый гость на телевидении. О его удивительных приключениях писали газеты и журналы, о них рассказывали писатели в своих книгах. Так что, личность он - достаточно популярная.
И вот, наконец, герой этих приключений сам подвигнулся на книгу, в которой он, уже от первого лица, повествует обо всём необычайном, случившемся в его жизни. А читатель пусть задумается – так ли всё обыденно и буднично в его собственной судьбе, и нет ли глубоко запрятанных «скелетов» в шкафах его личной жизни…
Александр НИКОНОВ, писатель

От автора

Честно говоря, подвигнула меня на это сочинение книжка моего друга – писателя Александра Никонова «Russian X-files», изданная в 2005 году. Автор преподнёс мне её с дарственной надписью, в которой присутствуют слова: «…и герою книги». Что ж, в этой книге я нашёл аж четыре загадочные истории, случившиеся со мной в разные периоды моей грешной жизни. Особенно тронуло меня такое откровение автора, обращённое к читателю, но касающееся лично меня и приятно «щекочущее» моё самолюбие: «Вы будете смеяться, но это опять история про Гулиа. Удивительный человек! Любимчик Бога. Такие люди и есть главная ценность на нашей планете…». И дальше: «По моей просьбе Гулиа начал писать мемуары – подробный рассказ о своей потрясающей, наполненной самыми невероятными событиями жизни».
Признаюсь, просьба такая была. Но от её исполнения меня постоянно отвлекали всякие незначительные и второстепенные вопросы, как-то: заведование кафедрой и преподавание на ней, наука, изобретательство, написание учебников и монографий, спорт, деловые поездки и мало ли ещё что! Так что сочинение мемуаров откладывалось и откладывалось. Но после того, как читатели узнали от Александра Никонова, что я уже начал писать «…о своей потрясающей, наполненной самыми невероятными событиями жизни», уйти от исполнения этой трудной, но почётной миссии, мне не позволила совесть.
Сосредоточился я на описании только тех самых «невероятных событий жизни», на которые делал особый акцент писатель Никонов. Всё моё «сочинение» я создал на одном дыхании в течение десяти дней, безвылазно проведенных на даче в период майских праздников. По случайному совпадению, разделов или повестей в нём оказалось тоже десять. Тогда я решил, что это – «перст судьбы», и назвал моё произведение «Русским Декамероном». «Русским» - это чтобы читатель не спутал его с классическим -итальянским «Декамероном» Бокаччо, созданным, или, вернее, рассказанным десятью его героями тоже за десять дней. Правда, несколько ранее – в самой середине 14 века. В новом «Декамероне», как и в старом, повести или истории встречаются как печальные, порой даже трагические, так и веселые, доходящие до комизма. Но в старом «Декамероне» эти истории - жизненные, типичные для того времени. Мои же истории – в полном смысле слова невероятные, загадочные, таинственные, они крайне редко случаются с «нормальными» людьми. Даже комические события – и те невероятны, прочтёте – убедитесь! Иногда я даю объяснение или расшифровку происшедшего с позиций современной науки, но чаще всего этого сделать бывает нельзя. Ну не даёт современная наука теории, например, проклятий или колдовства, призраков или телепатии, переселения душ или голосов судьбы!
Я долго решал, в какой последовательности рассказывать эти истории. Излагать их в естественной, хронологической последовательности оказалось нелогичным. Например, после какого-нибудь проклятья может идти телепортация, затем – призрак, а потом – снова проклятье или виденье. Неувязочка получается! Поэтому я подверг все истории классификации, и пунктов этой классификации оказалось десять – по их числу и количество повестей или разделов в книге. Вот они:

1. Внесистемные загадочные случаи.
2. Колдовство, магия, подмена законов Природы.
3.Сны.
4. Проклятья.
5. Телепортации.
6. Призраки и виденья.
7. Сексуальные таинственности.
8. Телепатия.
9. Персты и голоса судьбы.
10. Funny End.

Итак, классификация имеется, разделы обозначены. Перехожу к изложению обещанных загадочных и невероятных событий.

1.Внесистемные загадочные случаи

Внесистемными я назвал такие из ряду вон выходящие случаи, которые не подходят ни под один другой пункт вышеприведенной классификации. Почему же о них идёт речь с самого же начала? Тут две причины. Первая – чтобы сразу покончить со всякого рода загадками неопределенного характера, не поддающимися строгому учёту. Ну, не магия это, не телепортация, не телепатия, а призраками или видениями тут и не пахнет! Это – чёрт знает что такое, а по научному – внесистемный загадочный случай. И произошёл первый из таких случаев со мной …ещё до моего рождения. Отсюда понятна и вторая причина помещения таких случаев в самое начало нашего повествования – она, кроме всего, и хронологическая. Итак, приступаю к изложению сути дела…

Внутриутробная память

Оказывается, я помню себя и мир вокруг меня еще до моего рождения. Лев Толстой был уникален тем, что помнил свое рождение, и этим мало кто другой мог похвастать. Я рождения своего не помню, но мне потом об этом много раз рассказывали. Но оказалось, что я помнил событие происшедшее в городе Тбилиси, где мы жили, летом в июле или августе 1939 года, хотя родился я на несколько месяцев позже – 6 октября 1939 года. А дело было так.
Как-то лет в пять, только проснувшись утром, я вдруг спросил у мамы:
- А где находится кино «Аполло»?
Мама удивленно посмотрела на меня и ответила, что так раньше назывался кинотеатр «Октябрь», что на Плехановском проспекте, это ближайший к нашему дому кинотеатр. Но так он назывался еще до войны. Я продолжал:
А помнишь, мама, кино, где человек застрял в машине, и его кормили через вареную курицу, как через воронку? Наливали, кажется, суп или вино. Было очень смешно … Это мы с тобой видели в кино «Аполло»!
Мама ответила, что это мои фантазии, потому что, во-первых, я никогда в кинотеатре «Аполло» или «Октябре» по-новому, не был (меня водили иногда только в детский кинотеатр, тоже поблизости), а во-вторых, это я рассказываю о фильме Чарли Чаплина, который могли показывать только до войны.
Я, не обращая внимания на слова мамы, продолжал:
- Вдруг кино прекратилось, раздался свист, крики, и зажёгся свет. Все стали смеяться, потому, что мужчины сидели голые, без рубашек и маек. Было очень жарко, и они разделись … Ты сидела в белой шёлковой кофте. С одной стороны от тебя сидел папа, а с другой – дядя Хорен, оба были без маек и хохотали …
Мама с ужасом посмотрела на меня и спросила:
- А где же сидел ты? Если ты видел это все, то где же был ты сам?
Не знаю, - подумав немного, ответил я, - я видел вас спереди. Вы сидели на балконе в первом ряду. Может, я стоял у барьера и смотрел на вас?
Мама замотала головой и испуганно заговорила:
- Да, действительно, такой случай был, я помню его. Но это было до твоего рождения, летом 1939 года. Отец ушёл в армию в начале 1940 года, и ты его не мог видеть в кинотеатре. После твоего рождения была уже зима - никто не стал бы раздеваться от жары. А я точно помню, что была беременной, и твой отец повел меня в кино на Чарли Чаплина. А был ли там дядя Хорен, я не помню. Но сидели мы точно на балконе в первом ряду. Но как ты мог знать о балконе в кинотеатре «Октябрь» и о барьере на нем, если ты там не был? – И, желая проверить меня, мама спросила:
- А как выглядел дядя Хорен, ведь ты его никогда не видел? Отца ты хоть по фотографиям можешь помнить, а дядю Хорена – нет.
Дядя Хорен был очень худым, у него были короткие седые волосы, а на груди что-то нарисовано чернилами.
Мама от испуга аж привстала.
– Да, Хорен был именно таким, а на груди у него была наколка в виде большого орла … Нурик, ты меня пугаешь, этого быть не может. Наверное, кто-то рассказал тебе об этом случае, - пыталась спасти положение мама.
Ты мне рассказывала об этом?
- Нет, зачем бы я тебе стала рассказывать это? Да я и не помню, был ли Хорен там. С другой стороны, ни отец, ни Хорен тебе не смогли бы этого рассказать, так как они ушли на войну. А про наколку Хорена – особенно! – и мама чуть ни плача, добавила: - Нурик, перестань об этом говорить, мне страшно! Я замолчал и больше не возвращался к этой теме. И мама тоже.
Как объяснить этот случай? Что это – внутриутробная память, передавшаяся мне через восприятие матери? Почему же тогда я видел всю компанию спереди, а не с места матери? И почему присутствие Хорена не зафиксировалось в памяти матери, а в моей - осталось во всех подробностях? Тут есть, о чём поразмыслить психологам, а может и психиатрам! И ещё – к какому виду или подвиду загадочных случаев можно отнести этот? Только к внесистемному, которые мы и рассматриваем в данном разделе!

Архивы

Рубрики

Хостинг Majordomo.ru